Анна Бородина
сбор средств

Анна Бородина

14 лет, острый промиелоцитарный лейкоз
72%
207 260
собрано
284 920
нужно

— Мама отрезала свою косу до пояса, чтобы меня поддержать. Я была в шоке! Перед лечением я отращивала длину. И очень переживала, когда лишилась волос. Вся моя семья постриглась в знак поддержки. И папа, и Богдан (старший брат Ани — прим. ред). Для меня это было важно. Очень приятно, что близкие не остались равнодушными, — говорит Аня.

Анна Бородина

Аня. Фото: Екатерина Фёдорова для свет.дети

Ей тринадцать. И вот уже несколько месяцев Аня борется с острым промиелоцитарным лейкозом — одним из самых опасных заболеваний крови.

Ещё полгода назад Аня была обычным подростком: играла на гитаре, ходила в две музыкальные школы, заводила новых друзей, строила планы на будущее. Жизнь громко звучала в мажоре.

— Даже не верилось, что всё может быть настолько хорошо. Мы жили этим ощущением. И в один день «хорошо» сломалось. Аня стала плохо себя чувствовать, было подозрение на коронавирус, которое быстро потом отмели. Может, почки? Ну, давайте проверим. Первого августа мы сели в скорую и домой не вернулись. Нас повезли в больницу, нужно было сдать анализ. Когда я увидела результаты, уже поняла — что-то не так, — рассказывает Наталья, мама Ани.

Анна Бородина

Аня. Фото: Екатерина Фёдорова для свет.дети

Лечение незамедлительно начали в Калининграде в отделении гематологии Детской больницы. Тональность мелодии жизни сменилась на минорную, а потом бам! Лопнула струна. И тишина. Аня впала в кому.

— Помню только, как перед глазами стояла белая пелена и как звучал голос медсестры. А потом темно. Приснился мужчина. Сказал, что я свои десять жизней уже потратила. Но вот мне ещё пять, авансом. Я должна их беречь и не растерять. Так и очнулась, — вспоминает Аня.

— В Калининграде про диагноз ничего толком не говорили, все просто печально смотрели на нас, — рассказывает Наталья. — Мы думали, что это какая-то ошибка. Не знали, как вообще сказать дочери. А потом, когда она увидела себя, скрывать уже смысла не было. Стала сама искать информацию в Интернете, много читала про болезнь. «Я умру?» — однажды спросила Аня.

Анна Бородина

Аня с мамой. Фото: Екатерина Фёдорова для свет.дети

Она замкнулась в себе. Перестала улыбаться. Апатия накрыла Аню толстым стёганым одеялом. Хотелось спрятаться от этой жизни, сбежать в мир красочных сновидений. Не двигаться, чтобы не было больно. Не реагировать. Мелодия жизни взяла огромную паузу.

Помог психолог. Вместе с терапией постепенно возвращались силы. Появились планы, мечты, цели на будущее. Как кульминация — желание победить.

— Болезнь изменила Аню, заставила её повзрослеть. Спрашиваю — кем хочешь стать? Говорит: «Врачом». Потому что это профессия, у которой есть миссия — помощь людям. Я порой глазам своим не верю. Ещё полгода назад дочь грозилась, что сбреет брови и покрасит волосы в зелёный цвет! Теперь смотрю на неё и думаю, что лучше уж сбритые брови, чем выпавшие от болезни волосы, — рассуждает Наталья.

Анна Бородина

Аня. Фото: Екатерина Фёдорова для свет.дети

Болезнь крепко вцепилась в Аню, стремительно прогрессировала. Лечение видимых результатов не давало. Решено было перевезти Аню вместе с мамой из Калининграда в Санкт-Петербург.

— Нам нужно было выкупить девять мест в самолёте — я, Аня и несколько врачей на борту. Без медперсонала лететь было опасно. Помню, там такая сумма была! Гигантская! Откуда мы возьмём такие деньги? Тогда я ещё не знала, что в мире столько людей, которые помогают просто так! Те, кто должен был лететь тогда, сдавали билеты, чтобы освободить для нас места. Весь Калининград собирал нам деньги, чтобы эти места выкупить. И вот, 23 августа мы приземлились в Петербурге, — вспоминает Наталья.

Полтора месяца восстановления. Аня училась заново ходить, вновь правильно держать ложку. Было тяжело. Но она справилась. Сейчас Аня чувствует себя лучше. Проходит третий из десяти курсов химиотерапии в дневном стационаре клиники им. Р. М. Горбачёвой.

Анна Бородина

Аня с мамой. Фото: Екатерина Фёдорова для свет.дети

Недавно на осмотре у Ани обнаружили грибковую инфекцию в лёгких — последствие тяжёлого состояния. Справиться с осложнением поможет лекарственный препарат Креземба.

На фоне основного заболевания Аня перенесла тяжёлое осложнение, которое затронуло работу сердца, лёгких, почек и поставило жизнь пациентки под угрозу. У Ани был длительный период восстановления. Позже в лёгких пациентки была выявлена грибковая инфекция — мукормикоз. Сейчас Ане проводится специфическая терапия триоксидом мышьяка, которую она переносит неплохо. Параллельно необходимо начать лечение грибковой инфекции. Единственный препарат, который можно применить в сочетании с основным лечением, это Креземба. В противном случае у пациентки могут развиться осложнения со стороны сердечно-сосудистой системы и почек. Однако получить препарат в рамках обязательного медицинского страхования нет возможности. Требуется помощь благотворителей.

П. В. Кожокарь, лечащий врач

— Для нас болезнь Ани — настоящее испытание. В один момент она потеряла сознание. Очнулась — уже без волос. Но несмотря на все, что случилось, жизнь продолжается. Здесь есть школа при больнице, появились новые друзья, интересы. Кирпичик за кирпичиком мы стараемся построить быт заново. Получается. И я верю, что всё у нас будет хорошо. Аня выздоровеет, — добавляет Наталья.

Анна Бородина

Аня. Фото: Екатерина Фёдорова для свет.дети

Помогите Ане преодолеть непростой жизненно важный этап лечения. Стоимость четырёх упаковок препарата — 284 920 рублей.

Текст: Валерия Кишенько

Помочь репостом
Новости
12+
СПБ БФ «Свет» является некоммерческой организацией.
ИНН: 7839017664, КПП: 783901001, ОГРН: 1087800005732, Учётный №: 78114011477
Политика конфиденциальности