Егор Николайчук

Егор Николайчук

2 года, острый лимфобластный лейкоз

Из-за болезни Егор не может ходить. Он сидит нахохлившимся птенчиком у мамы на руках, видно только копну светлых волос и розовые пятки. На все предложения собрать конструктор, посмотреть мультики, похвастаться игрушками слышно односложное «не-а». Кажется, что броня непробиваема, но вот он украдкой начинает выглядывать из-под маминой руки, улыбается, рассматривая фотографии с любимым старшим братом Ромой. Ещё через какое-то время он садится сам за стол, просит раскраску и перестает замечать, что рядом незнакомые.

Егор Николайчук

Егор. Фото: Светлана Булатова для свет.дети

Рисует Егор увлеченно и очень сосредоточенно. Он раскрашивает подводную лодку: сначала окошки и перископ, потом корпус, а потом аккуратно весь лист синим цветом – это же подводная лодка, поэтому она вся должна быть покрыта водой.

В отличие от большинства сверстников Егора не очень интересуют мультики, зато он может долго и терпеливо сидеть и собирать бусы или конструктор. Во время химиотерапии, которую он переносил тяжело, только такими занятиями его можно было отвлечь от плохого самочувствия.

Егор Николайчук

Егор. Фото: Светлана Булатова для свет.дети

Когда Егор вдруг начал хромать, мама сразу почувствовала, что что-то не так. За неделю они прошли ортопеда, хирурга, травматолога, невролога. Все врачи говорили, что она зря беспокоится, пока Егор вместе с мамой не оказались в Детской городской больнице №1. Там Егору поставили диагноз – острый лимфобластный лейкоз.

На днях Егор с мамой приехали домой после первого курса химии, в коридоре лежат еще не разобранные вещи. В больнице Егора было не заставить сделать и шага, он отказывался покидать палату. Дома, как говорит Мария, стены лечат – он стал пробовать ходить, хотя и злится, что ноги пока не слушаются. Если лечение пройдет без осложнений, в больницу они будут ездить только на три дня в неделю.

Егор Николайчук

Егор с мамой. Фото: Светлана Булатова для свет.дети

Сейчас у Егора есть поддержка домашних – родителей и любимого брата, невероятный для двухлетнего малыша запас усердия, но, чтобы продолжить лечение и победить болезнь, нужен препарат «Онкаспар».

Острый лимфобластный лейкоз (ОЛЛ) является самым агрессивным и частым злокачественным заболеванием у детей. В структуре онкологической заболеваемости детского возраста острый лейкоз занимает первое место. В случае отсутствия адекватного лечения все больные погибают от этой болезни в течение 2-3 месяцев. В настоящее время, благодаря внедрению и последовательной оптимизации программной химиотерапии, в России удалось добиться выздоровления более 85% детей, страдающих ОЛЛ, без каких-либо серьёзных последствий, влияющих на качество жизни. Одним из основных цитостатических препаратов в специфической химиотерапии ОЛЛ является аспарагиназа, без которой невозможно лечение этого грозного заболевания, поскольку данный препарат избирательно активен в отношении лимфоидных бластов, составляющих субстрат болезни. Введение Онкаспара на раннем этапе терапии, позволило значительно уменьшить количество рецидивов острого лимфобластного лейкоза и достичь высоких показателей выживаемости.

Бойченко Э. Г., заведующая отделением химиотерапии лейкозов ДГБ №1

Егор Николайчук

Егор. Фото: Светлана Булатова для свет.дети

Один флакон препарата стоит 295 000 рублей. Без вашей помощи семье Егора не оплатить лечение.

Новости
Остров
Мы ищем друзей, которые своей регулярной помощью обеспечили бы бесперебойную работу квартир для детей.
Узнать подробнее
СПБ БФ «Свет» является некоммерческой организацией.
ИНН: 7839017664, КПП: 783901001, ОГРН: 1087800005732, Учётный №: 78114011477