Максим Сигалаев

Максим Сигалаев

17 лет, лимфома Ходжкина

Максим уже несколько лет увлекается изучением японского языка, знает всё об устройстве военной техники и не сдается в борьбе с онкологическим заболеванием.

Пока мама Елена Александровна рассказывает о лечении, Максим позирует фотографу и не перебивает. Но как только речь заходит об увлечениях, он тут же подключается к разговору. Выясняется, что нет ни одного танка, который бы не знал Максим. Он считает, что это обязательно пригодится ему в будущем. После окончания школы Максим планирует стать инженером-конструктором.

Максим Сигалаев

Максим. Фото: Светлана Булатова для свет.дети

«Сейчас Максим готовится к обучению в 10 классе. Оно будет домашним из-за болезни, но сын не отчаивается. В последнее время его заинтересовал немецкий язык. Но намерения пока не такие серьезные, как в отношении японского», — рассказывает мама.

«Ни одно отделение нас не брало, анализы ничего не показывали, мы были ничьи»

Болезнь начала проявлять себя еще в 2013 году. В тяжелом состоянии парень попал в больницу, по ошибочному диагнозу ему удалили селезенку, но операция не помогла. Многочисленные обследования не давали результатов. «Ни одно отделение нас не брало, анализы ничего не показывали, мы были ничьи», — описывает этот период мама Елена. Тем временем Максиму становилось все хуже: появились подкожные образования, он потерял зрение на один глаз. Поставить верный диагноз — лимфому Ходжкина — удалось лишь спустя три года беспрерывных скитаний по больницам.

Максим Сигалаев

Максим. Фото: Ольга Карпушина для свет.дети

Максим прошел шесть курсов химиотерапии, лучевое лечение. Удалось добиться ремиссии, но, чтобы понять первопричину болезни, врачи посоветовали провести генетический анализ за границей. В июне 2017 в немецкой клинике установили последовательность генов Максима и выявили две мутации, которые вызывают аутоиммунное заболевание и тяжелый врожденный иммунодефицит.

Почти год ждали ответа, и Максиму повезло – донора нашли!

Врачи решили провести пересадку костного мозга. Почти год для Максима подыскивали донора, и чудо свершилось! В декабре 2018 года медики провели операцию. После неё возникло одно из самых частых и опасных осложнений — реакция «трансплантат против хозяина». С ним Максим борется больше года.

Максим Сигалаев

Максим. Фото: Светлана Булатова для свет.дети

Благотворители уже помогали Максиму собрать деньги на препарат «Джакави», и лекарство помогло. Однако окончательно справиться с РТПХ не удалось, поэтому препарат понадобился снова.

Максим страдает тяжелой стероид-резистентной формой РТПХ с поражением кожи, слизистых оболочек, включаю слизистую пищеварительного тракта. В терапии данного осложнения высокую эффективность показал препарат Руксолитиниб (Джакави). Данное лекарство разработано для лечения миелофиброза и не зарегистрировано для терапии РТПХ, поэтому пациенты вынуждены обращаться за помощью к благотворителям.

Д. А. Звягинцева, лечащий врач

Максим Сигалаев

Максим с мамой. Фото: Ольга Карпушина для свет.дети

Стоимость двух упаковок препарата — 438 000 рублей.  Часть средств мы собираем на платформе Добро Mail.ru, а 338 000 рублей на сайте свет.дети. Лекарство поможет облегчить симптомы заболевания и приблизить Максима к выздоровлению. Вместе с мамой они верят: все будет хорошо!

Сбор Максима на нашем сайте завершен. Спасибо всем, кто не остался равнодушным! Дальнейшие новости о лечении Максима мы будем публиковать на этой странице.

Текст: Ксения Зиндер, Ксения Смолянко

Новости
Подпишитесь
на рассылку о новостях фонда
СПБ БФ «Свет» является некоммерческой организацией.
ИНН: 7839017664, КПП: 783901001, ОГРН: 1087800005732, Учётный №: 78114011477