Никита Самойлович

Никита Самойлович

9 лет, острый лимфобластный лейкоз

Никита и Мария очень похожи. Только мамины волосы — рыжие, а у сына — русые. Ещё сразу замечаешь густые ресницы мальчика, настолько длинные, что в них играют солнечные лучи. «Это его личные, у остальных членов семьи ресницы короткие», — улыбается Мария.

Никита Самойлович

Никита. 2020 год. Фото: Ольга Карпушина для свет.дети

Как-то раз Никита играл на детской площадке. Мама не заметила, как у сына с ребятами завязался такой разговор, но мальчик стал спрашивать: «А вы что, таблетки не пьёте? Уколы не делаете?» Они отрицательно мотали головами.

Никита думал, что все дети лечатся. Шесть лет из восьми он в основном общается с ребятами, которые попали в такую же непростую ситуацию. У мальчика обнаружили лейкоз, когда ему было всего два года. Первое лечение прошло успешно — здоровье Никиты быстро восстанавливалось, он стал ходить на плавание. Разве что осложнение на ноги давало о себе знать.

Осенью 2019 года болезнь вернулась. Стала менее восприимчивой к лечению.

Никита Самойлович

Никита. 2020 год. Фото: Ольга Карпушина для свет.дети

«После неудачной попытки вывести Никиту в ремиссию врачи нашей клиники сказали, что больше не могут ничем помочь. К счастью, мы узнали, что в НИИ ДОГиТ им. Горбачёвой проводят экспериментальное лечение нашего вида лейкоза. Нам удалось достичь ремиссии. Чтобы болезнь не вернулась, врачи провели пересадку костного мозга», — рассказывает Мария.

К сожалению, без осложнений не обошлось. У Никиты возникла реакция «трансплантат против хозяина». Донорские клетки начали атаковать организм мальчика. Наиболее остро реакция отразилась на коже ребёнка.

«Мы наносим несколько слоёв различных кремов минимум три раза в день. Руки и ноги обрабатываем ещё чаще. Никита ругается, но терпит. Он помнит, что до процедур руки очень болели», — делится Мария.

Никита Самойлович

Никита с мамой. 2021 год. Фото: Екатерина Фёдорова для свет.дети

Капли, мази и крема стали неотъемлемой частью жизни Никиты. Только на одни глазные капли Рестасис и гель Корнерегель, по словам мамы, уходит около 7 500 рублей в месяц.  Сколько продлится такое интенсивное лечение — пока неизвестно.

Никита перенёс трансплантацию костного мозга. Она осложнилась развитием реакции «трансплантат против хозяина», которая перешла в хроническую распространенную форму, поразила кожу и слизистые. Для терапии данного осложнения требуется постоянный уход за кожей с использованием специальных средств — кремов, мазей, капель. Выдача этих средств для кожи и глаз бесплатно не предполагается.

К. А. Екушов, лечащий врач

Никита Самойлович

Никита. 2021 год. Фото: Екатерина Фёдорова для свет.дети

Ежемесячная стоимость затрат на средства для кожи и глаз — более 35 000 рублей. Помочь Никите вызывались футболисты — участники благотворительного турнира Chance Football Cup, который пройдет 6 августа 2022 года.

Давайте вместе поможем мальчику победить болезнь!

Новости
12+
СПБ БФ «Свет» является некоммерческой организацией.
ИНН: 7839017664, КПП: 783901001, ОГРН: 1087800005732, Учётный №: 78114011477
Политика конфиденциальности