Семён Голодников
сбор средств

Семён Голодников

4 года, острый лимфобластный лейкоз
39%
970 650
собрано
2 450 000
нужно

— Мам, когда я стану здоровым, мы поедем на море?

Сёма прижимается к маме и закрывает глаза. Он ещё ни разу не был на побережье, но в деталях представляет себе путешествие.

— Мы будем на пляже под зонтиком. Вы с папой пойдёте купаться, а я буду делать куличики из песка.

Семён Голодников

Семён. Фото из семейного архива

В этой мечте есть всё: много солнца и света, хрустящий песок и здоровый Сёма, свободный от больничных стен. Но это потом, а пока реальность мальчика — стерильный бокс, врачи и небо за окном. Оно всегда разное и никогда не надоедает.

Семёну скоро пять лет. Заболел он в два года — неожиданно, под занавес лета. Дача. Август. Босоногое счастье. И вдруг температура, мальчик стал бледным и раздражительным. Педиатр в поликлинике черкнул в медкарте: «ОРВИ» и направил на анализы. Когда сдали кровь, заподозрили серьёзную инфекцию и отправили в больницу. Лечение противовирусными не помогало — температура зашкаливала. Сёму перевели в реанимацию, а оттуда в отделение интенсивной терапии ДГБ №1, где мальчику провели пункцию костного мозга. Поставили оглушающий диагноз: острый лимфобластный лейкоз.

Семён Голодников

Семён с папой. Фото из семейного архива

«В инфекционной больнице мне было не страшно. Я была уверена: сына вылечат. Но когда он попал в реанимацию, и мне  сказали, что есть подозрение на рак крови, был сильнейший стресс. Я никогда не думала, что мой ребенок попадёт в реанимацию и будет там один. Я держала в руках заключение врача и ничего не чувствовала. Меня как будто выключили из розетки. Всё остановилось, — рассказывает Алла, мама Семёна. — Легче стало уже потом, после общения с другими мамами из отделения лейкозов. Я поняла, что не одна, и это лечится».

Болезнь — как сбой в программе. Нужно вычислить ошибку и устранить её. С таким настроем семья приступила к лечению.

Семён Голодников

Семён. Фото из семейного архива

Сёма прошёл четыре курса химии. С хорошими результатами анализов мальчик вышел на поддерживающую химиотерапию и уехал домой. Новый год отметили всей семьёй. Семён получил в подарок деревянную железную дорогу. Они с папой строили мосты и прокладывали маршруты. И, казалось, если сильно захотеть, можно сесть в этот поезд и умчать на море. Но не случилось. Судьба покатила по другим рельсам и в другую сторону. Непредвиденная остановка — рецидив.

Повторное лечение было тяжелым: четыре блока высокодозной химии. Болезнь отступала нехотя, с ленцой. Все лето Семён и его мама пролежали в больнице. Вместе. Это главное. Вечером, когда выключали свет, Сёма обнимал маму руками и ногами, слушал её истории, и становилось легче. А утром... Небо вновь было разное — и никогда не надоедало.

Семён Голодников

Семён с бабушкой. Фото из семейного архива

Цель — добиться ремиссии — была достигнута после последнего блока химии. Дальше — подготовка к трансплантации костного мозга, чтобы перезапустить иммунную систему Семёна, устранить ошибку. Трансплантацию провели в клинике им. Р. М. Горбачёвой, донором стал папа. Но на 60-й день после операции у Семёна случился повторный рецидив.

Сейчас Сёма с мамой находятся в отделении лейкозов. Мальчик проходит курс высокодозной химии. У него стерильный режим: это когда иммунитет обнуляется, и ребенок остаётся без защиты перед любой бактерией.

«Это не страшно, — признается Алла. — Главное, чтобы блок химии сработал и бласты (раковые клетки) исчезли. По анализам этих клеток у Семёна — 40-60%».

Семён Голодников

Семён. Фото из семейного архива

После двух рецидивов единственный шанс на выздоровление Семёна — иммунотерапия препаратом Блинцито. К сожалению, на препарат не распространяется государственная квота.

В настоящее время Семёну проводится высокоинтенсивная противорецидивная терапия. Единственный шансом для выздоровления ребёнка является проведение иммунобиологической терапии препаратом Блинцито с повторной трансплантацией костного мозга. Расчётная доза на курс — 14 флаконов. Препарат относится к разряду дорогостоящих, его стоимость не покрывается квотой на лечение ОЛЛ. Для покупки необходимо привлечение дополнительных источников финансирования.

И. А. Гарбузова, лечащий врач

Семён Голодников

Семён. Фото из семейного архива

Стоимость 14 флаконов препарата — 2 450 000 рублей. У семьи Сёмы нет таких денег. Мама больше двух лет живёт с ребёнком в больницах, папу перед новым годом сократили на работе.

Мы просим вас поддержать Семёна и помочь ему окончательно победить болезнь. Чтобы мир за окном стал частью его вселенной. Чтобы у четырёхлетнего мальчишки было всё: пушистый котёнок на руках, детский сад и первые друзья, клубника с грядки и, конечно, море, которое щекочет пятки.

Текст: Ксения Малишевская

Поделиться в соцсетях
Новости
12+
СПБ БФ «Свет» является некоммерческой организацией.
ИНН: 7839017664, КПП: 783901001, ОГРН: 1087800005732, Учётный №: 78114011477
Политика конфиденциальности